Aratruel
Primum vivere!
Впрочем, лунного затмения я нифига не вижу, потому что у нас тут повышенная облачность... =/ Впрочем, фиг с ним, живя в полуслепом состоянии я уже порядком подпривык ничего не видеть, и еще меньше доверять глазам.
Зато рукааааам... Это отдельная тема, это по сути мои глаза интуиции, в том числе ее язык и половина воли ^__^ И эти руки решили разгрести полку под секцию философии и разобрать таки завал на столе из книг к диссеру. Теперь философская секция официально у меня есть (дожил >__<). А разбирая кучу книг внезапно опять нашел свой сборник Центурий Нострадамуса... Я его всегда нахожу во внезапные моменты, и также внезапно его где-то теряю. Он как будто живет своей жизнью и чем-то напоминает мне Пратчетовскую "Октаво"... И что самое веселое, открываю я ее всегда наобум (уже привычка) и отыскиваю четверостишия, которые очень часто настолько в тему дня попадают, что я, признаться, подустал уже удивляться... Ну и норма, если одно четверостишие написано об исторической личности, и я его "героя" моментально угадываю... Правда, мне может только кажется, что угадываю, Мишка хорошо зашифровал свои записи, и порядок их изложения действительно кажется произвольным, да и у меня вообще переводы...
Так вот, первое четверостишие - историческая личность:

Империя создана армией дерзкой,
Солдат-император возьмет Ватикан,
Испания с Англией будут с ним резки,
На Францию будет направлен таран.

Мой ответ, это о Наполеоне Бонапарте

Далее, несколько четверостиший, что навели меня на размышления в безлунную ночь:

Костры пожирают ценнейшие книги,
Туз в буром мундире средь черных знамен,
И мысль и свет жернова сотрут мигом,
Но сыщутся зерна для лучших времен.

Врачами потомки царя Моисея
Могли королей от болезней спасать.
Не вечно ж в грядущих столетьях евреям
Земную Голгофу Христа повторять.

Он власть захватил, как поборник свободы,
Народ обольщенный его поддержал,
Но рухнули им возведенные своды,
И в прах превратился былой идеал.

Финансовый кризис полюбит Антихрист.
Восставший народ прогонял короля.
Париж еще не был так дик и неистов,
И зыбкому миру не рада земля.

Деяния предков свой век отслужили,
И череп разбит у старинных дворцов,
Ни в чем не повинных хватали и били,
Виновный скрывается в чаще лесов.

Великий рыбак - на поломанном троне,
Руинное время на землю придет.
Предатель во мрак увлекает законность,
Но к свету всех пастырей юный ведет.

В колодце найдут эти кости ребенка,
Что мачехой был не от мужа зачат,
Волненья отцов не забудут потомки,
И честь государства идет на закат.

Запомнят шестнадцать веков и семь лет литургию,
День битых и пенье вторых петухов.
Арабы воспрянут и станут другими,
В Марокко султан не полюбит восход.

У принца богиня любовной горячки
И просит, чтоб он не сказал ничего,
Но стыд и позор от судьбы не упрячешь,
Семнадцать заплатят за страсть головой.

Монаху и мастеру люб этот город,
И оба сидели у стен и у врат.
У женских секретов сломались опоры,
И похоть не сможет бессовестно врать.

Безглавый собор над небесной пустыней...
Огромнейший город в руинах лежит,
Яд, смешанный с кровью, двух рек не покинет,
И месяц и солнце злой дух сторожит.

и наконец!

Ковер, раз он свернут, бесцелен для зрелищ,
В истории свернутых много страниц,
Так судьбы изгнанников мы проглядели,
Хоть правда о прошлом осталась у них...

Текст взят из Центурий VI

@темы: Nota bene, Мелочи жизни, Мир вокруг, Очень серьезно!, Полночный бред, Философское, Цитируем-с!, Что читаем